22:39 

Работа №4

LoGH New Year fest
Название: Тактика победы
Размер: 1400+ слов
Пейринг/Персонажи: Аннероза фон Грюневальд, Магдалена фон Вестфален, флот-адмирал Биттенфельд и ещё один персонаж
Категория: джен
Жанр: флафф, сироп, новогодняя история
Рейтинг: G
По заявке: Аннерозе фон Грюневальд. Неожиданно находит свое счастье. Пожелание – как-нибудь вплести новогодние праздники.
Примечания: вплести новогодние праздники не удалось, за что автор просит прощения у Заказчика. Да и Аннероза получилась не главным персонажем. Но счастье её найдёт.


Магдалена фон Вестфален давно так не веселилась.

- Может быть, её императорское высочество любит балет? Или оперу? - вопрос был произнесён робко, прерывающимся голосом, что совсем не сочеталось с бравым обликом собеседника.
- Её высочество иногда любит музицировать. В кругу друзей. Но она не любит светские мероприятия, придворные спектакли, всю эту шумиху. - В голосе баронессы фон Вестфален звучали дружески-сочувственные нотки, но в чёрных, чуть прищуренных глазах прыгал с трудом сдерживаемый смех: - Вот если вы захотите что-нибудь спеть, она с удовольствием вам аккомпанирует, флот-адмирал.
- Ох, боюсь, принцессе фон Грюневальд не понравится моё пение. Я уже... - Доблестный флот-адмирал отчаянно махнул рукой и покраснел.
- Что уже? Неужели пели?
- Стихи...
- Читали?! - Магдалена, чтобы замаскировать прорывающийся смех, сделала глоток кофе из тонкой высокой чашечки с полустёршейся ручной росписью по рисовому фарфору. Аккуратно вернула чашечку на блюдце.
- Писал. Но боюсь, это будет слишком дерзко - преподнести её высочеству собственноручно написанный марди... мардри... в общем мне Меклингер дал почитать, у него их целый сборник. - Флот-адмирал в смущении тоже схватился за свою чашечку с кофе, казалось, старинный фарфор сейчас хрустнет раздавленной скорлупкой в его кулаке.
- Мадригал, наверно, - невинным голосом предположила Магдалена. - Вы сами сочинили или переписали из сборника?
- Сам. Сначала сочинил, а потом переписал набело. Вот это черновик. - Протянутый Магдалене листок из блокнота отражал долгий и кропотливый труд стихотворца. Несколько строк было густо вымарано, в остальных каждое второе слово было зачёркнуто и заменено на другое. С трудом баронесса фон Вестфален разобрала:

Наш кайзер и высок и светел,
Всегда прекрасен, как звезда,
И только ты, как тихий ангел,
Его ещё прекрасней, да!

Баронесса издала какой-то странный звук, как будто подавилась кофе, схватила со столика салфетку и уткнулась в неё покрасневшим лицом. Флот-адмирал Биттенфельд на секунду застыл в нерешительности, затем приподнялся, протянул руку и хлопнул Магдалену по спине, задев коленом столик, на котором жалобно задребезжали чашки и блюдца. Магдалена охнула и вынырнула из-под салфетки.
- Не в то горло пошло? Бывает. Я так однажды тоже чуть не захлебнулся. Мы виски пили, а Меклингер за роялем сидел. И вдруг как вдарит по клавишам! Хорошо, Ураганный Волк рядом стоял, хлопнул меня по спине вот так же, я и... Ох, простите, баронесса!

- Ничего... ничего... - Магдалена осторожно промокнула глаза, заблестевшие слезами после удара Биттенфельда, и отодвинулась немного подальше. - Если бы я не знала, что Ураганный волк - прозвище гросс-адмирала Миттермайера, я бы подумала, что это о вас.
- Нет, я - Тигр. Ещё с училища так прозвали, потому что рыжий, а потом и флагман у меня Конунгстигер.
- Королевский Тигр. Вам идёт. - Сейчас Магдалена, склонив голову к левому плечу, рассматривала сидевшего напротив адмирала примерно так, как умная и язвительная тётушка рассматривала бы непутёвого, но милого племянника. Высокий, широкоплечий, с жёлто-карими глазами и рыжей шевелюрой, которую он то и дело пытался пригладить ладонью. Три непослушные огненно-рыжие прядки упрямо возвращались на лоб.
Ну да, немного неотёсан, видно, что не из аристократов. Простодушен. Строптив, но отходчив. И - иногда трудно понять, в кого он влюблён больше, в сестру кайзера или в самого кайзера. Но в целом - почему бы и нет? Во всяком случае, этот будет носить свою прекрасную принцессу на руках и в буквальном и в переносном смысле!
И ко всему ещё и рыжий, цинично подумала Магдалена. Жалко, глаза не синие.

- Итак, вы не можете придумать предлог, чтобы встретиться с принцессой фон Грюневальд. Пожалуй, флот-адмирал, я вам помогу. Советом.
- Я весь внимание, баронесса, - галантно произнёс Биттенфельд, немного вываливаясь из образа недотёпистого, но бравого вояки.
- И даже не только советом. Я приглашаю вас завтра утром ещё раз выпить со мной кофе. Принцесса фон Грюневальд будет здесь, а вы - вы, скажем, заедете вернуть мне книгу. - Магдалена подошла к письменному столу, не глядя взяла из стопки книг верхний небольшой томик, протянула Биттенфельду. Он прочёл название на аллиансиш: "The Economic Consequences of the Peace", автор какой-то Джон Майнард.

- Да, заедете вернуть книгу, а я приглашу вас на кофе. Вот и будет шанс поговорить с принцессой фон Грюневальд. Только, ради Одина и всех богов, не пытайтесь читать стихи или говорить о музыке. Или о сложных материях. Говорите о каких-нибудь добрых, приятных вещах. Расскажите о своей семье.
Биттенфельд вскочил, схватил руку Магдалены и прижал к левой стороне груди:
- Баронесса, я перед вами в неоплатном долгу! Пойду читать вашу книгу!
- Это не обязательно. Да, и не пытайтесь приглашать кронпринцессу в театр. Во-первых, она откажется, она домоседка. А во-вторых, мы с вами что-нибудь ещё придумаем, чтобы устроить следующую встречу.
Биттенфельд почтительно поцеловал руку баронессы фон Вестфален.

Но, выйдя из роскошного номера феззанского отеля "Эксельсиор", флот-адмирал пробормотал про себя: "Нужно обеспечить стратегическое преимущество. Будем действовать решительно" - и отправился совсем не на "Королевский тигр" читать об экономических последствиях мира.

На следующее утро кронпринцесса фон Грюневальд и баронесса фон Вестфален только успели сделать по глотку кофе, как портье доложил, что флот-адмирал Биттенфельд хотел бы засвидетельствовать баронессе своё почтение.

Биттенфельд вошёл и замер на пороге, увидев Аннерозу фон Грюневальд. А он неплохой артист, с лёгким удивлением отметила про себя Магдалена. Так искусно сделал вид, что не ожидал встретить кронпринцессу здесь. Впрочем, страсть, загоревшаяся в жёлтых тигриных глазах, была неподдельной. В левой руке флот-адмирал держал какую-то пёструю круглую корзинку, в правой - вчерашнюю книгу. От волнения он забыл даже поздороваться. Так и стоял столбом у дверей.

Магдалена вытащила "Экономические последствия мира" из пальцев застывшего в растерянности флот-адмирала Биттенфельда и учтиво пригласила его выпить кофе и попробовать торт "Шварцвальд" собственноручного приготовления её высочества.
- Благодарю вас, - хрипло начал Биттенфельд, не сводя глаз с Аннерозы. Прокашлялся и продолжил:
- Благодарю вас, баронесса, я был бы счастлив. К сожалению, у меня есть безотлагательное дело. - И качнул корзинкой в левой руке.
Да что он, совсем голову потерял, что ли, подумала Магдалена. Или не понял, о чём мы вчера договаривались?
- Я сегодня утром получил приказ. Готовность номер один. На Хайнессене сейчас неспокойно, - адмирал говорил, по-прежнему не сводя глаз с Аннерозы фон Грюневальд. - А у меня - вот.
И он снова качнул корзинкой.
- Что там такое? Пирожки, которые срочно нужно отнести больной бабушке? - Магдалена хмыкнула, а Биттенфельд вдруг залился краской по самые уши. Точнее, уши как раз покраснели больше всего.
- Там... это... с флагмана... нельзя ему в гипер, - пробормотал он и откинул с корзинки плетёную, обшитую весёлым ситчиком и привязанную к ручке шёлковой ленточкой крышку.

Внутри был котёнок. Ярко-рыжий, тигрового окраса, уютно свернувшийся в клубочек и посапывавший в прикрывавший нос пушистый хвост. Котёнок был настолько похож на самого Биттенфельда, что Магдалена, не выдержав, тихонько рассмеялась. А флот-адмирал, по-прежнему багровый от смущения, продолжал говорить:
- Их трое было. Одного Миттермайерам пристроил, другого Айзенахам. А этот остался. Надо ему сегодня найти хозяев. Нельзя такого маленького на флагмане оставлять. Поверьте, баронесса, если бы... я бы... - Тут Биттенфельд попытался прижать руки к груди, корзинка дёрнулась, котёнок проснулся, поднял голову, глянул на обеих дам жёлто-коричневыми тигриными глазами и громко мяукнул.

Аннероза подошла поближе и протянула руку. Адмирал Биттенфельд из красного вдруг стал смертельно бледным, кажется, даже волосы посветлели. Он запустил руку в корзинку и выудил оттуда котёнка. Тот уютно уселся на адмиральской ладони, вытянул шею, прикрыл глаза и снова мяукнул. Аннероза пощекотала подставленную шею, котёнок тут же громко заурчал, словно заработал встроенный моторчик, и стал тереться пушистой щекой о её пальцы. Теперь прекратить почёсывать рыжего ласкушу было невозможно.

Магдалена посмотрела на смущённо улыбающуюся Аннерозу, на Биттенфельда, который стоял с сумасшедше-счастливым видом и, кажется, забыл дышать. Громко сказала:
- А назвать его можно, например, Тигром. Или Тигрёнком. Если, конечно, адмирал Биттенфельд будет не против. Вы ведь приютите этого крошку, ваше высочество?

Через десять минут флот-адмирал Биттенфельд, проглотив внушительный кусок "Шварцвальда", отставив чашку с кофе и активно жестикулируя, рассказывал в красочных деталях, как команда "Конунгстигера" обнаружила на борту кошку, забравшуюся под кожух системы управления боевыми лазерами и окотившуюся тремя рыжими котятами. Аннероза ахала, Магдалена недоверчиво щурилась, Тигрёнок с колен Аннерозы тянулся к молочнику со сливками, забавно поводя коричневым носиком. Биттенфельд вдруг замолчал и прямо с кресла опустился на одно колено, уперев в пол кулак левой руки и склонив голову, в классической имперской позе почтения к членам императорской фамилии:
- Ваше высочество, вы простите меня за дерзость? Я могу завтра позвонить вашему дворецкому? Узнать, как там Тигрёнок. Нет-нет, я не думаю, что ему не понравится... я просто... - и адмирал опять покраснел.
- Конечно. Вы можете сами приехать и навестить его. Можете приезжать каждый день.. и потом, когда вернётесь из похода...
Кто здесь простофиля, подумала Магдалена. Точно не адмирал. Ай да ловкач! Может, Яну Вэньли и удалось его обмануть в последней кампании, но это наступление он продумал до мелочей.


***
Ну ладно, флафф, сироп, но при чём здесь Новый год? - спросит читатель. Да почти и ни при чём. Разве что - Новый год любимый праздник двойняшек Райнхарда и Магдалены Биттенфельдов. И их кота Тигрёнка.

URL
Комментарии
2014-01-20 в 23:19 

Какое мимими :inlove:

URL
2014-01-21 в 13:52 

Это прекрасно)))

URL
2014-01-21 в 18:43 

Гости,

спасибо!

URL
2014-01-21 в 21:38 

Какая прелесть, какая теплая, добрая, насмешливая история.
В голову не приходил пейринг Биттенфельд/Аннерозе, но как чудесно он здесь получился!
Биттенфельд такой... Тигра плюшевый!
Такой непосредственный, такой искренний.
Совершенно не умеет притворятся, что на сердце - то и на языке!
Ради того, что ему дорого, важно, ради любимой женщины горы сроет, моря засыплет.
Книгу по экономике на аллиансиш проштудирует, стихи напишет...
Коридоры проложит!
Будет опорой, защитой и жене, и детям.

Автор, спасибо вам!
Заказчик.

URL
2014-01-21 в 22:39 

[L]Гость в 21:38[/L],

Заказчик, автор рад, что пришлось по вкусу. Честно говоря, боялась, что история будет офф-топом для этой заявки. Но
Такой непосредственный, такой искренний.
Совершенно не умеет притворятся, что на сердце - то и на языке!
-
как сказать, как сказать. Предлог для ежедневных встреч он придумал очень ловко. Всё просчитал, стратег! )) Но ради любимой женщины Тигр готов на любые подвиги

URL
2014-01-28 в 20:39 

NikaDimm
If you read this line remember not the hand that writ it
Ну что, деанон? Текст мой. Заказчик, откроетесь?

2014-01-28 в 22:41 

Tara Aviniony
Откуда молния сверкнет? Что отразится в бездне вод? Пред кем король склонит колена?
NikaDimm

Муррр....

2014-01-28 в 22:49 

NikaDimm
If you read this line remember not the hand that writ it
Tara Aviniony,

мурр... Если допишется, когда-нибудь покажу совсем другой текст на эту заявку. Начала писать, но поняла, что не успею, слишком большой сюжет

     

Новогодний Фикатон

главная